90 лет тому назад родился А. В. Кузнецов – автор документальной повести «Бабий Яр»

Пост обновлен 27 июля 2019 г.

90 лет тому назад родился Анатолий Васильевич Кузнецов – автор документальной повести «Бабий Яр».

50 лет тому назад сороковой день рождения он отметил в Лондоне, куда тайно вывез полный текст своей книги.

Опубликованная за три года до этого в журнале «Юность», она даже с большими цензурными изъятиями произвела эффект разорвавшейся бомбы.

40 лет тому назад Анатолий Кузнецов ушел из жизни, оставив жить книгу, изменившую судьбы многих людей.


Анатолий КУЗНЕЦОВ:

«Со всей трезвостью я увидел, что обречен жить в обществе, где не погибает тот и только тот, кто глубоко в себе погребет свое искреннее лицо»


Невозвращенцем он стал в 40 лет. Выпросил у главного редактора журнала «Юность» Бориса Полевого творческую командировку в Англию: напишу, мол, к 100-летию Ленина эпохальное произведение о II съезде РСДРП. Перед автором будущей нетленки подняли шлагбаум. А спустя пять дней пребывания в Лондоне он обратился к английским властям за политическим убежищем.

В МИДе, Союзе писателей и, конечно, в КГБ поднялся переполох. Тула, где Кузнецов жил последние 10 лет перед бегством, лишилась второго секретаря обкома партии и начальника управления КГБ. Их уволили, невзирая на прежние заслуги.

В Киеве, где родился писатель, перекрестились: слава Богу, уже не наш, теперь весь спрос с тульских руководителей.

Но киевских чекистов тоже не оставили в покое. Здесь жила мама невозвращенца. В Москве рассчитывали, что она прольет свет на мотивы «преступления» сына. К ней отправился сотрудник украинского КГБ. Отчет о его беседе с Марией Федоровной Кузнецовой и два сопутствующих документа хранятся в архиве Службы безопасности Украины. Их опубликовала автор этого очерка.


«ПОСЛЕ ПРИЕЗДА В ЛОНДОН

КУЗНЕЦОВ ДВАЖДЫ ПОСЕТИЛ НОЧНОЙ КЛУБ»

«Центральному комитету КПУ. 4 августа 1969 года. № 509/н. Секретно.

Комитет государственной безопасности при Совете Министров Украинской ССР располагает данными о том, что находившийся в творческой командировке в Англии писатель Кузнецов Анатолий Васильевич, 1929 года рождения, уроженец города Киева, член КПСС, проживающий в городе Туле, 30 июля сего года обратился в МИД Англии с просьбой предоставить ему политическое убежище. Просьба его удовлетворена.

Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров УССР В. Никитченко».

На документе стоит резолюция: «Доложено тов. Шелесту 9/VIII». Это говорит о высочайшем уровне заинтересованности этим делом – Петр Шелест был в те годы первым лицом на Украине, первым секретарем республиканского Центрального Комитета партии, и не последним в Москве – членом Политбюро ЦК КПСС.

Анатолий Кузнецов прибыл в Лондон 24 июля 1969 года в сопровождении элегантного, при бабочке, пахнущего дорогим одеколоном аспиранта филфака МГУ, а впоследствии известного московского издателя Георгия Анджапаридзе. Кузнецов был несилен в английском, и органы приставили к нему Гогу как переводчика.



Отношения писателя с матерью были непростыми, с 1957 по 1964 год она ничего не знала о сыне, но свою книгу Кузнецов посвятил именно Марии Федоровне

Вот как Гогу характеризовала диссидентская «Хроника текущих событий»: «Он был исключен за неуспеваемость с отделения математической лингвистики МГУ, несколько раз не сумев сдать экзамен преподавателю математики Шихановичу. Весной прошлого года, после того, как Шиханович подписал письмо математиков в защиту Вольпина (Александр Сергеевич Есенин-Вольпин, сын поэтов Сергея Есенина и Надежды Вольпин, выдающийся математик и правозащитник, провел в тюрьмах и психушках 14 лет. - Л. Х.), Гоги Анджапаридзе был инициатором «студенческого заявления» с требованием уволить Шихановича как несправедливого экзаменатора».

Анатолий Кузнецов понимал, с кем имеет дело, и приготовил план нейтрализации своего соглядатая. Повел его на стриптиз в лондонском квартале Сохо, сам же ретировался через окно в туалете, помчался в гостиницу, собрал пожитки и был таков.

Не так давно опубликован совершенно секретный документ, направленный 4 августа 1969-го в ЦК КПСС из КГБ СССР. Из него видно, что председатель Комитета Юрий Андропов не сразу поверил в «подлое предательство» Кузнецова. По одному из рассказов писателя на Киностудии имени Довженко уже был снят прекрасный фильм «Мы, двое мужчин» с Василием Шукшиным, готовился фильм «Человек и ночь» по «Бабьему Яру», его самая знаменитая книга издавалась в десятках стран мира, а произведения печатали самые тиражные журналы, их автора назначили заместителем председателя Тульского отделения Союза писателей. Чего ему не хватало?! Наверное, опираясь на показания Анджапаридзе, Андропов написал:

«Установлено, что после приезда в Лондон Кузнецов дважды посетил ночной клуб, а в день исчезновения высказал намерение вновь посетить клуб... Не исключено, что эти обстоятельства были использованы спецслужбами противника в компрометации Кузнецова и склонении его к невозвращению на Родину».

Похоже, в голове Юрия Владимировича крутился какой-то сюжет о совращении наивного советского человека западными разведками. Кузнецов, однако, никакими государственными секретами, способными кого-либо заинтересовать, не обладал.

Правда, один секрет был. Кузнецов выдал его сразу, едва англичане предоставили ему убежище. Оказывается, за полгода до побега писатель затеял игру с КГБ, согласившись стать секретным осведомителем. В документе Андропова есть подтверждение:

«С октября 1968 года с Кузнецовым поддерживал контакт сотрудник органов госбезопасности, которого он информировал о серьезных компрометирующих материалах в отношении группы писателей из своего близкого окружения».


27-28 сентября нацистские власти отдали приказ о том, чтобы 29 сентября все еврейское население города к восьми утра явилось в назначенную точку сбора с документами и ценными вещами. За невыполнение приказа — расстрел

«Близкое окружение», которое Анатолий Кузнецов включил в свою игру, состояло из Евгения Евтушенко, Василия Аксенова, Анатолия Гладилина, Олега Ефремова, Олега Табакова, Аркадия Райкина. Кузнецов стукнул в КГБ, будто известные писатели и актеры задумали издавать подпольный журнал под названием то ли «Полярная звезда», то ли «Искра». Удивительно, но чекистов не смутило отсутствие креатива у столь талантливых людей, которые для своего журнала могли бы выдумать название пооригинальнее, а не пользоваться уже пережеванными.

В КГБ странную и опасную игру Кузнецова не раскусили. На полном серьезе Василия Аксенова и Евгения Евтушенко вывели из состава редколлегии «Юности», зато Анатолия Кузнецова туда же ввели. Может быть, особенно коварно это выглядело по отношению к Евтушенко.

В интервью автору этой статьи Евгений Александрович рассказывал: «Студентом Лити