top of page

Алексей Феодосиевич Гуляницкий - дирижер, педагог, просветитель. К 90 - летию со дня рождения


В течение 40 лет он руководил Симфоническим оркестром Крымской государственной филармонии. Сегодня заслуженный деятель искусств АРК Оксана Соколик беседует со скрипачом, педагогом, доцентом Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского, заслуженным артистом АРК Алексеем Алексеевичем Гуляницким, сыном известного маэстро.

+++

Алексей Алексеевич, прежде всего я хочу поблагодарить вас за то, что вы в своем плотном концертном и рабочем графике нашли время для беседы с нами. Все ялтинцы прекрасно помнят концертные афиши: «Дирижер -Алексей Гуляницкий. Солист – Алексей Гуляницкий младший». Принимали это зрители с особой теплотой- отец и сын на сцене вместе. 18 марта этого года в Ялте прошел концерт с вашим непосредственным участием, посвященный 90-летию Маэстро, Вашего отца, Алексея Феодосиевича Гуляницкого.


Наверно, Вам много дала поддержка семьи в Вашем творческом росте?


- Да, безусловно. Я думаю, что в жизни каждого человека поддержка семьи является приоритетной и основополагающей. То, что закладывается в детстве, помогает потом становиться человеком. В 99% это основа будущего. Что касается творческой поддержки. Мне в этом отношении очень повезло. И то, что у меня в лице папы был сильнейший музыкальный ориентир, благодаря этому примеру я всегда знал, куда идти, что делать, и то, что у меня была возможность регулярно выступать с Крымским симфоническим оркестром во главе с папой. Могу только отметить, что к каждой программе, которую мы вместе исполняли, я готовился с повышенной ответственностью. Всегда относился к этому как к очередному яркому событию жизни. Некоторые произведения исполнялись в Крыму впервые, например, концерт С. Барбера, второй концерт Б. Бартока, или А. Шнитке Кончерто-Гроссо, поэтому могу сказать, что я тоже внес определенную лепту в расширение репертуара оркестра.

Так что поддержка семьи была всегда огромна, я желаю каждому человеку, чтобы его так поддерживали.


Наша беседа прежде всего именно для ялтинской публики, для людей , которые помнят, какой была Ялта и 30, и 40 лет назад. Расскажите немного о своем ялтинском периоде, в какой школе Вы учились, кто был первым педагогом в непростом скрипичном мастерстве.



Алексей Гуляницкий младший

- Я учился в Ялтинской школе № 12, это школа с углубленным изучением английского языка. Учился в музыкальной школе и посещал спортивную школу, занимался настольным теннисом, причем достаточно серьезно, это было не просто хобби, потому что папа и Юрий также серьезно занимались этим видом спорта. У меня даже есть 2 взрослый разряд. Учась в Москве, я также участвовал в соревнованиях среди учебных заведений, занимал первые и вторые места по Москве. Так что мне это очень пригодилось. Вспоминая тот период, я совмещал три школы и еще оставалось время на какие-то свои увлечения. Я помню, что у нас были большие компании единомышленников, мы гуляли, ходили в горы. Наше детство было очень насыщенным, я не занимался с утра до ночи на скрипке, много чего успевал кроме занятий. Ощущение детства – это детство, наполненное солнцем. Не только потому что Ялта самый солнечный город в мире, а еще и потому, что это мой любимый и родной город. Я вспоминаю общение с людьми, планы, устремления, творческие свершения с большой теплотой и любовью.


Элла Ваулина, Василий Соколик (в центре), Стас Ваулин. 1976 год.

В музыкальной школе я учился у Эллы Исааковны Ваулиной, весь период обучения, а учился я, в общей сложности, около 9 лет. Педагог она, безусловно, очень яркий и талантливый, сейчас мы с ней часто перезваниваемся, обсуждаем многие вопросы, в том числе и творческие. Многие ученики ее пошли дальше, как минимум двое закончили московскую консерваторию. Дочь ее Элла прекрасная скрипачка, также продолжает работать по профессии в симфоническом оркестре и как педагог в Израиле. Илья Притуленко великолепный скрипач, который продолжает дело своего отца, также артиста симфонического оркестра, чудесного гобоиста. Работает Илья в ведущем оркестре Москвы, Российском национальном оркестре. Элла Исааковна творчески подходила к каждому ученику, никогда не была тираном, не «давила» детей, так иногда бывает. Ваулина увлекала детей, сама была прекрасной скрипачкой, работала в симфоническом оркестре. Все свое мастерство умела передать детям. У меня четыре педагога в жизни, каждый из них потрясающий профессионал в своем деле, и самый первый — это Элла Исааковна.

Конечно, мы все помним Эллу Исааковну. Мне лично посчастливилось в начале своего творческого пути в Ялте быть в ее классе концертмейстером. И, безусловно, очень многому как концертмейстер я научилась именно у Эллы Исааковны. Не так давно мы встречались с ней в Израиле, вспоминали всех и вся, говорили об учениках, о симфоническом оркестре, она прекрасно выглядит, все так же бодра и энергична. Я провела прекрасные мгновения в кругу ее семьи, такие моменты запоминаются надолго. Конечно, ей будет приятно, что мы и сейчас говорим о ней с чувством глубокой благодарности.

В этом году исполняется 20 лет, как вы стали артистом Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова. Что бы Вам хотелось отметить в этой работе, возможно, какие-то знаковые события. Веди из цепочки событий и случаев как раз и складывается судьба музыканта.


- Действительно, вся жизнь человека складывается из цепочки событий и неожиданностей, интересных поворотов судьбы. Я, например, помню свои мысли, когда я заканчивал училище, что никогда я не буду работать в симфоническом оркестре, а также, не предполагал стать педагогом или солистом- я шел каким-то своим путем, занимался и не задумывался о будущем. И вот в 2003 году состоялся третий фестиваль «Звезды XX века». Его организовывал наш гениальный ялтинец, режиссер Олег Борисович Рыжов, где собирались прекрасные исполнители России, Украины, Крыма, также приехал на гастроли и Государственный симфонический оркестр России в рамках этого фестиваля. На одном из сборных концертов я выступал в качестве солиста. И концертмейстер оркестра, народный артист России Сергей Георгиевич Гиршенко, который был на этом концерте, подошел ко мне после и спросил, не хочу ли я попробовать сыграть конкурс в концертмейстерскую группу. Первый мой вопрос был: «А я смогу? У меня получится?» Потому что ничего подобного я не планировал, я уже закончил аспирантуру, преподавал в Центральной музыкальной школе и в консерватории, мне уже было около тридцати, и вдруг такое предложение. Таким образом, я сыграл конкурс и влился в этот прекраснейший коллектив. В этом году у меня двойной юбилей: 20-летие работы в оркестре и возрастной. Работа в таком коллективе интересна с творческой точки зрения в первую очередь, потому что те дирижеры и солисты, которые с нами выступали – это высочайший уровень, вызывающий огромный музыкальный интерес. Во-вторых, работа в симфоническом оркестре настолько обширна и богата репертуаром по сравнению с сольными выступлениями, что ты за эти годы становишься просто другого уровня музыкантом, по- другому слышишь. Третий факт, что, безусловно, такой оркестр имеет возможность гастролей во многих странах мира. За 20 лет я объездил полмира, побывал везде, кроме Африканского континента и Австралии. Интересно сравнивать культуры разных стран, одно дело видеть это в интернете, а другое- окунутся в эту среду.

Госоркестр прошел разные периоды своей жизни, я попал в непростой период, когда ушел великий Евгений Светланов. Всегда любой оркестр - это сплав разных характеров, но отношения у нас в коллективе очень добрые и хорошие. Это очень важно.


Вы являетесь участником чудесного цикла «Играют солисты Государственного симфонического оркестра России имени Е.Ф. Светланова». Какая публика приходит на эти концерты? Связано ли это частично с подрастающим поколением, Можно ли с уверенностью сказать, что подобные мероприятия являются неотъемлемой частью воспитания молодежи?


- Да, действительно все 20 лет я принимаю участие в этой программе, где исполнители- солисты и оркестранты, представляющие большое разнообразие программ- сольные, камерные, трио, квартеты и так далее. У нас действительно есть серия специальных концертов для детей, направленных на развитие детского интереса к симфонической музыке. Но этот конкретный абонемент скорее для дальнейшего творческого роста музыкантов оркестра. К этим концертам ты подходишь по-особому, в этом ансамблевом музицировании хочется выразить максимально ярко те эмоции, которые не всегда удается передать, когда играешь в оркестре, показать какую-то особую программу, поделиться чем- то новым. Такие концерты, несомненно, имеют свой круг зрителей, это радует.

В последние пару лет я также принимаю участие в абонементе Московской филармонии «Камерные вечера» в Камерном зале вместе с замечательными музыкантами виолончелистом Максимом Тарноруцким и пианистом Павлом Домбровским. Мы собираем зрителя три-четыре раза в год, представляя их вниманию самые разнообразные камерные программы, я надеюсь, что это также будет продолжаться.


Вы прошли уже достаточно большой концертный путь и можете судить о публике. Скажите, изменилась ли публика, как вы считаете? Заметно ли это музыкантам на сцене и что все- таки первично: публика воспитывает артистов или артисты воспитывают публику?


Очень хороший и интересный вопрос. Знаете, я помню в какой- то период в Ялте были полупустые залы. На концерты ходило мало зрителей. И помню, как папе удалось добиться того, что концертные залы наполнялись. Это был тот период, когда симфонический оркестр работал в зале кинотеатра Сатурн, а там больше тысячи мест. Папа никогда не шел на поводу у публики. В конце абонементного сезона он всегда проводил встречи со зрителями в Симферополе, Севастополе, Ялте, был так называемый концерт по заявкам слушателей. Но в целом не публика должна определять репертуарную политику. Этим занимаются художественные руководители, худсовет, дирижер, продюсеры- одним словом, те, кто занимается в том числе и приглашением солистов, составлением программ, рекламной деятельностью в этой сфере. Специалисты. И количество публики будет зависеть от того, интересно ли подается абонементная программа, высокое ли качество и т.д. Программы не должны быть легкими для восприятия с точки зрения публики, а наоборот, являться пищей для ума. Поэтому не зритель, а музыканты - профессионалы должны заниматься этим вопросом. Я помню, как папа брал очень серьезные произведения, дополнял программу новинками, и публика постепенно становилась более подготовленной. Конечно, публика меняется. Общество меняется. Но именно музыканты, направляют публику, ведут ее к пониманию классических шедевров, либо знакомят с современными симфоническими произведениями.


Алексей Алексеевич, многие чиновники от культуры считают, что симфонические оркестры, исполняющие симфоническую классическую музыку, могут существовать без дотации государства, то есть на самоокупаемости. Что вы думаете на этот счет?


Если коротко ответить на этот вопрос: ни в одной стране мира симфонические оркестры, классический балет и классическая опера не существуют на самоокупаемости. Идет прямое государственное финансирование, и в помощь ему - спонсорские пожертвования. Будь то какие-либо фонды, крупные банки, сообщества или меценаты, которые десятилетиями спонсируют театры и оркестры. Причем от небольших до самых известных, таких как, например, Метрополитен-опера. Потому что глобальные задачи, которые ставятся перед симфоническими оркестрами либо балетом, либо оперой –задачи, прежде всего, воспитательного характера. Это не «шоу», которое легко усваивается, не требуя никаких мозговых усилий или внутренних резервов, так называемый попкорн – то, что может быть на самоокупаемости.

А этот очень важный воспитательный культурный процесс, всегда требует больших усилий огромного количества музыкантов, артистов и т.д. И в том числе от публики. Безусловно, с билетных сборов можно себе позволить пригласить того или иного дирижера, солиста или обновить инструментарий. Но ни о какой самоокупаемости речь не идет, когда касается вопроса фонда зарплаты, залов, базы, перелетов в гастрольных турах и прочее - все это только государственное и спонсорское финансирование. Это так же, как с образованием и наукой.


Вы являетесь не только артистом симфонического оркестра, солистом, вы еще и преподаватель. Вы преподаете в десятилетке при консерватории, вы доцент Московской государственной консерватории. У вас масса учеников. Кроме этого вы часто ездите с мастер-классами. Не складывается ли у вас впечатление, что чем дальше от столицы, тем более талантливые дети могут там встретиться.


Это такой интересный вопрос педагогического взгляда на данный процесс. Талантливые дети есть везде. Вне зависимости от того, в семье ли музыкантов они растут, в городе или поселке они живут. Это вообще не зависит от таких факторов. Конечно, есть понятие определенной среды, в которой талантливый ребенок может очутиться. Мне вот очень повезло, Ялта в свое время была культурной столицей, столько великолепных музыкантов, солистов, дирижеров приезжало в наш город. Мы жили в этой атмосфере. Мы насыщались всем этим, это помогало нам развиваться. С точки зрения педагогики не все так просто: должен быть симбиоз способностей ребенка, заточенность процесса на результат — все это присутствует в столице и в специальных музыкальных школах в регионах. С другой стороны, вспоминаю свой детский период- мы успевали все, и заниматься, и гулять, и в походы ходить, и ведь еще книжек массу прочитать! Вот такая разноплановость интересов дает порой больше, чем занятия по 6 часов в день на инструменте и ограниченность во всем остальном.

По поводу мастер-классов. Я достаточно часто езжу с мастер-классами от Фондов Юрия Башмета и Юрия Розума. Это мастер-классы для детей и для педагогов в разных городах России. Приезжал я и в Симферополь, общался в музыкальном училище с преподавателями и студентами, также в Севастополь в музыкальную школу № 1. Почему мне кажется важной эта тема?

В советское время была такая система - после окончания высшего учебного заведения выпускников направляли в разные места Советского Союза, они должны были отработать три года там, куда их направят. И часто великолепные профессионалы оказывались в труднодоступных местах. И работали там три года. И часто так бывало, что они встречали там свою половину и именно там и оставались работать. Бывали профессионалы высочайшего класса не только в городах, но и в небольших поселках. Это была такая политика государства, с точки зрения развития культуры общества очень правильная политика. Эти преподаватели поднимали культуру в разных регионах Советского Союза, в разных маленьких городках. Сейчас другая ситуация, многие музыканты после развала Союза уехали за рубеж и поднимают теперь исполнительский уровень и культуру там. А в регионах теперь есть некая нехватка - информационная и профессиональная. Поэтому вот эта программа с мастер-классами дает возможность заполнить этот вакуум. Это взаимное обогащение, когда ты приезжаешь в регионы с информацией, со своими знаниями, и порой главное даже не столько работа с детьми, сколько работа с их педагогами. Хорошо, что есть такие программы. Они очень нужны.


Вопрос, без которого не обходится ни одно интервью. Расскажите о своей семье. Екатерина Годованец, прекрасная солистка, певица, мы знакомы много лет, и ваша дочь, она тоже занимается музыкой.


Я познакомился со своей будущей супругой в период учебы в музыкальном училище, когда нам было по 16-17 лет. Весь творческий путь Кати проходил у меня на глазах. И я наблюдал все трудности, которые она преодолевала в своем творческом становлении. Это возможно с каждым творческим человеком, у кого-то дорога идет более гладко, у кого-то с большими препятствиями. Но когда ты их проходишь, это еще больше закаляет. Моя супруга поступила в Парижскую национальную консерваторию, окончила ее, потом продолжила учебу в частном престижном ВУЗе Парижа Эколь Нормаль, где она окончила аспирантуру и прошла стажировку. Затем несколько лет она работала в Нюрнбергском театре в Германии. По-настоящему своего преподавателя нашла лишь в 28 лет, и после нескольких лет работы с ним уже выигрывала самые престижные конкурсы и стала профессионалом в полном смысле этого слова. Я помню, как всю ту стипендию, которую она получала, она тратила на диски с образцами лучших мировых певцов. Она вникала в этот процесс, слушала, впитывала - это тоже явилось обучением и ростом как певицы и как музыканта. Екатерина обладает красивым по тембру голосом, хорошо им владеет, а также имеет еще ярко выраженное актерское дарование. В целом это делает ее исполнение очень убедительным.

Наша семейная жизнь была достаточно трудной, мы жили все время на два дома. Наша дочь София окончила музыкальную школу, она очень творческий человек. Занимается также и танцами. Что она будет дальше делать, пока не определилась, но, думаю, что творческое начало очень поможет ей в жизни.


Вопрос, который я хотела давно вам задать. Вы видите свою карьеру в дальнейшем как карьеру дирижера? Ведь ваш отец сначала был прекрасным скрипачом, а уж потом стал дирижером.


Профессия дирижера это очень серьезная профессия. В первую очередь это сплав музыканта, руководителя, лидера, обладающим хорошим запасом «оперативной памяти» – ведь надо видеть партитуру, а это не одна строчка. Мало того, что видеть, но и предвидеть, предслышать каждый голос в оркестре. Плюс, конечно, сама мануальная техника. Вот таким комплексом способностей и компетенций должен обладать дирижер. Я у себя такого набора качеств не вижу, и к тому же нужно иметь огромное желание работать с большим количеством музыкантов, руководить ими. В общем, это дано не всем. У каждого свой путь. Мне кажется, нужно заниматься тем, что именно у тебя получается по-настоящему хорошо.


Понятие «отчего дома». У каждого человека в разном возрасте это воспринимается по -разному. Кто-то приходит к пониманию этого, когда уже поздно, а кто-то - в достаточно молодом возрасте. К той мысли, что твои корни – это там, где дом, где родители…


Ну, конечно же, все зависит от семьи. Я считаю, что у меня лучшая семья в мире, лучшие родители. Думаю, что так должен думать каждый человек и ценить то, что у него есть и что ему дано свыше. Мне семья дала в первую очередь внутреннюю любовь ко всему, что ты делаешь, к людям. Любовь, внутренний свет, исключительный оптимизм и поддержка, очень теплые семейные отношения - с родителями, братом, сестрой и с дальнейшими поколениями - это очень дорогого стоит.

Когда есть возможность, я всегда приезжаю в Ялту, к себе домой, к родным, к родителям, потому что я считаю, что это очень важно-это святое.


Традиционно в окончании беседы, несколько слов ялтинцам.


Я всем ялтинцам пожелаю крепкого здоровья, счастья, хорошего настроения и оптимизма. Чтобы каждый день был наполнен любовью и позитивом. А все остальное или и так есть, или приложится.



Оксана Васильевна Соколик - засл. деятель искусств АРК.

Я благодарю вас за то, что вы уделили время нашей беседе. От имени всех ялтинцев, крымчан, музыкантов и тех, кто любит музыку, я хочу пожелать вам творческих успехов, процветания, конечно же иметь такую прекрасную возможность подольше оставаться сыном. В этих словах я хочу пожелать Тамаре Петровне долгих лет жизни и здоровья. Пусть у вас всегда будет мечта и возможность ее осуществить. А всем нам я желаю мира, процветания, спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Спасибо.

123 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

ПРИРОДЫ ИСТИНА ДУШЕ ЖЕЛАННА

Не слушаю ютуб и telegram - Там с ложью ложь враждуют беспрестанно. Себя не продаю тем вечным лжам. Природы истина душе желанна. Жара пылает адовым костром. Потопы, смерчи землю рвут на части. Под Мес

Comments


bottom of page