Абсолютное зло

Как-то раз в одной деревеньке средь бела дня объявилось... Объявилось сущее зло. Было оно росточка невеликого, а еще толстое да чумазое, но все же являлось самым что ни на есть абсолютным.

Все в округе пришли в ужас. Отродясь в краях сих не было гостей подобных. Казалось, ночка темная стала наступать отныне много раньше, да и зорька утренняя в срок свой ну никак не занималась. Зло же абсолютное, между тем, во всю свирепствовало. Кур с петухами да коровами на волю вызволило. А еще пробиралось в дома да лопало за обе щеки запасы людские. В особенности на варенье налегало. От молока, хлеба да простокваши также не отказывалось.

В конце концов, собрались жители деревеньки все вместе да изловили чудище проклятущее. Надели ему мешок холщовый на голову кучерявую да посадили в сарай какой-то. Принялось тогда зло издавать вопли дичайшие. Волков лесных и тех до смерти перепугало. Долго люди терпели сие, да только ведь нет терпению народному предела. Правда, нашлись и такие, кому жаль искренне стало злючку сию. Разве же ее вина в том, что вот такая она?

В общем, посовещались обитатели деревенские, посовещались да освободили чудо от мешка, а после...После в баню потащили да отмыли, как следует. И сделалось с той самой поры зло совершенно другим - чистым-пречистым. Людей объедать стало намного меньше, а в один прекрасный день отыскало даже всех кур, петухов с коровами да упросило воротиться назад.

Так и примирились жители деревеньки той со злом абсолютным. Примирились да сами, будто, чище сделались. Уж коли сосед не в тягость, то и жизнь - сущая радость.

14 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Солнце начинало готовиться к иммиграции на запад и уступить место сумеркам. Я сидел с давней знакомой в кафе Париж, которое находилось в Бруклине Нью-йорк и имело вкусную кухню, напоминало Одессу, да

Мир много лет расколот на два фронта И вся политика играет лишь для понта, И делит всё на тех , кто жаждет нас стереть И тех, кто ждёт... на это поглядеть…

Понимаю, что больше всего мешает жить, своя же голова. Много лет живя ради и для, и так надо, в шестьдесят плюс немного, подумал взять деньги отложенные на старость и снять квартирку, в Париже. Без пр